Были знакомы батюшков и дельвиг

tigacotti.tk: Пушкин Александр Сергеевич. Переписка с А. А. Дельвигом

Что касается поэзии Дельвига, несомненно исполненной. - 10 - . В этом Батюшков был одинок — в русском обществе господствовало настроение общего подъема и радужных надежд. Отдай знакомый шум домашнего ручья. Библиотекарь: Воспитанники Лицея были хорошо знакомы и с русским и друзей Пушкина: Батюшкова, Гнедича, Дельвига. В году Дельвиг начал . Дельвиг был истинный поэт в душе, но мало производивший; способность его отделе, а именно: Пушкина, Жуковского, Гнедича, Батюшкова, Плетнева, .. правительства, и что на Дельвига донес человек, хорошо ему знакомый.

Вяземский уже намечает и будущий состав: Тургенев, Баратынский, Иван Киреевский, В. Пушкин приехал в Петербург в конце мая вместе с молодой женой и тут же уехал в Царское Село. Он ждал к себе Вяземского — но так и не дождался. Холера двигалась на север империи, и в июне Царское Село оказалось отрезано карантинами.

В Петербурге вспыхивали холерные бунты. В Европе продолжались волнения — и царскосельские затворники ждали известий о ходе польской кампании. В июле приехал двор, и Царское Село обратилось в столицу.

Глава VII Тризна по Дельвиге. Избранные труды

Теперь здесь был и Жуковский, от которого Пушкин узнал, что Вяземский не приедет. Плетнев жил на даче, в Спасской мызе; Сомов в Петербурге; Вяземский был в Остафьеве; Баратынский уехал в казанское имение.

Жуковский дает свою гекзаметрическую сказку. Пиши Баратынскому; он пришлет нам сокровища; он в своей деревне. Во всяком случае проза нужна; коли ты ничего не дашь, так она сядет на мель.

Обозрения словесности не надобно; черт ли в нашей словесности? К стати ли такое аллилуия на могиле Дельвига? Но Плетневу было не до альманаха. Новая жестокая горесть посетила его: Молчанова — человека, к которому он после Дельвига был привязан более.

Он впал в апатию. Пушкин был, кажется, последним среди его петербургских друзей — и теперь он ждал, когда и Пушкин его оставит. Он отложил всяческие дела и не имел сил тронуться с места. Живу я в такой деревне, которая не на почтовой дороге. Писем отсюда посылать не с кем, а получать еще менее. Итак к Баратынскому, к Языкову, Вяземскому и другим пиши.

Мое дело будет в городе смотреть за изданием. С Плетневым переписка шла почти наугад: Он просит оставшиеся письма свои к Дельвигу: Не может ли это все Софья Михайловна оставить у. Яковлев сомневается в успехе: Кто будет легок на подъем в этот страшный холерный год? Разве только ради Пушкина. Впрочем от тебя одного зависит успех издания оных. Холера постепенно идет на спад, но слухи о холерных бунтах доходят до Царского Села.

До литературы ли теперь?

Чтения о русской поэзии. Литературный журнал Москва.

На почте принимают только письма: Яковлев пишет, что покаместь нельзя за них приняться. Разве Сомов болен или отказывается от издания? Нынешний год мы выдадим Сев.

Ты пришли мне стихов и прозы; за журнал наш примемся. Тем временем из Петербурга подает голос Орест Сомов. Холера миновала его дом, в котором только что произошло приращение семейства: Литературная же газета погибла. Итак, случилось то, чего ждали Плетнев и Вяземский.

Но Сомов был не вовсе виноват: Число подписчиков падало катастрофически, рукописи не проходили через карантины, самая рассылка газеты была затруднена. С мая он работал почти один, с помощью маленького кружка, остатков дельвигова окружения. Неизменный Деларю печатал свои надгробия покойному другу и покровителю и стихи к его маленькой осиротевшей дочери.

Но зачем мы на земле Примириться не успели? Щастный, не покидавший газету до последнего номера, и Струйский-Трилунный. Вероятно, Михаил Лукьянович Яковлев привел сюда своего племянника, Лукьяна Андреевича Якубовича, только что приехавшего из Москвы в Петербург; он учился в Благородном пансионе, участвовал в литературном кружке Раича и был дружен с Полежаевым.

В январе года он встретил в Москве Пушкина и испытал прилив поэтического восторга[]. Среди рассеянных остатков кружка Дельвига он должен был найти знакомых: Трилунного, может быть, Ротчева.

С начала апреля он напечатал в газете пять стихотворений. И еще одно имя, поэта совсем начинающего, появилось у Сомова: Александр Александрович Комаров —сослуживец и товарищ нежинского приятеля Гоголя Н.

Чтения о русской поэзии

Прокоповича, страстный любитель литературы, напечатал в газете два стихотворения. Быть может, здесь не обошлось без протекции Гоголя, с которым Сомов уже успел познакомиться короче[]. Несколько стихотворений прислали из Москвы Хомяков и Станкевич. Она прекратила свое существование на тридцать седьмом номере от 30 июня года.

За всеми хлопотами, делами и несчастьями Сомов не писал никому, и только в конце августа возобновил свои связи с внешним миром. Оказалось, он не сидел сложа руки: Просматривая книжку альманаха, мы можем приблизительно представить себе, что пришло в нее через Сомова. Из собственных сочинений он поместил в ней два рассказа: Здесь была история совсем особая. Отец Иакинф был признанным знатоком Китая, и современники находили даже нечто китайское в его облике. В пушкинском кругу он появился с конца х годов и с этих пор систематически дарил Пушкину все свои книги.

Когда он собирался ехать в Китай в году вместе со знакомцем своим, П.

Павел Перец о событиях после убийства Александра II

Шиллингом, некогда вызволившим его из монастырской тюрьмы, Пушкин просился с ним, но ему отказали[]. В году они вступили в переписку: В июле он ездил в Горячеводск и оттуда прислал Сомову описание Байкала[].

  • Глава VII Тризна по Дельвиге

Китайский же роман перевел сам О. Он, конечно, не знал китайского языка, но этот роман существовал уже во французском переводе. Вероятно, Сомов им и воспользовался; однако экзотическим подзаголовком он вовсе не вводил читателей в заблуждение. Он пользовался консультацией. Иакинфа и Шиллинга, знавших подлинный текст. Около четырех десятков стихотворений доставили постоянные участники газеты.

Деларю, ближайший его помощник, дал в альманах 7 стихотворений: Почти столько же получил альманах от Лукьяна Якубовича: Молодой поэт как будто спешил блеснуть разнообразием — а быть может, эклектичностью? Это выходило, нужно думать, непроизвольно: Иначе что же такое поэзия, как не особое выражение своего мироощущения, так сказать, философия в образах? А Батюшков и Жуковский породили Пушкина, оказали решающее влияние на развитие русской поэзии. Кроме того, Жуковский непосредственно влиял на всех крупных русских поэтов вплоть до "серебряного века", до Александра Блока, который считал его своим первым вдохновителем.

А Батюшков, как мы смогли убедиться, в своей поэзии и прозе предвосхитил многие художественные открытия XIX века. К тому же, как и Жуковский, был свидетелем-летописцем великой эпохи Отечественной войны года. Конечно же, говоря о влиянии на Пушкина, нужно иметь в виду, что он как поэт сложился под влиянием трех мощных пластов культуры — русской народной поэзии, русской литературы XVIII — начала XIX века и мировой литературы.

Но это были поэты, которым он начал подражать буквально с поэтической юности, у которых учился и которым отдавал должное в годы творческой зрелости, не раз обращаясь к их творениям, то цитируя их или ссылаясь на них, то отталкиваясь от них и создавая свои, как было, например, со строкой Жуковского "гений чистой красоты", ставшей лейтмотивом стихотворения "Я помню чудное мгновенье Уже позади были "южные поэмы" и "Борис Годунов", "Полтава" и первые опыты в прозе, уже был окончен "Евгений Онегин", а Пушкин в году вновь обращается к "Опытам" Батюшкова и оставляет на полях книги заметки, достойные гения — порой критические, в основном по частностям, порой восторженные.

Так, отчеркивая строки элегии "На развалинах замка в Швеции", Пушкин пишет: Он имел в виду следующие строки: Красавица стоит, безмолвствуя в слезах, Едва на жениха взглянуть украдкой смеет, Потупя ясный взор, краснеет и бледнеет, Как месяц в небесах Восторженную оценку получают и строки "Элегии из Тибулла", рисующие мирную жизнь двух любящих супругов: При шуме зимних вьюг, под сенью безопасной, Подруга в темну ночь зажжет светильник ясной И, тихо вретено кружа в руке своей, Расскажет повести и были старых дней.

А ты, склоняя слух на сладки небылицы, Забудешься, мой друг, и томные зеницы Закроет тихий сон, и пряслица из рук Падет Не о таком ли идеале собственной жизни мечтал Пушкин уже в году, накануне женитьбы?!

Четыре года спустя сам он напишет: Над ним сидит орел младой. И цепи тяжкие и стрелы громовые Вкруг грозного столпа трикраты обвились; Кругом подножия, шумя, валы седые В блестящей пене улеглись. В тени густой угрюмых сосен Воздвигся памятник простой. О, сколь он для тебя, кагульский брег, поносен И славен родине драгой!

Бессмертны вы вовек, о росски исполины, В боях воспитаны средь бранных непогод! О Вас, сподвижники, друзья Екатерины Пройдет молва из рода в род. О каких памятниках идет речь? Над твердой мшистою скалой Вознесся памятник — Чесменская колонна, увенчанная орлом. Сооружена в году на островке посреди Большого озера в Царскосельском парке в честь морских побед России над Турцией. Памятник простой — обелиск, сооруженный в году близ Екатерининского дворца в честь победы русский войск под командованием Румянцева на реке Кагул в Молдавии в году.

Кагульский обелиск упоминается и в других произведениях Пушкина: Екатерининского дворца, Чесменской колонны, Кагульского обелиска. Был ли Пушкин знаком с художниками и скульпторами? В Петербурге, после окончания в году Лицея и позже, по возвращении в году из ссылки, Пушкин встретился и сблизился со многими деятелями русского искусства.

В году президент Академии художеств А. Пушкин бывал в его доме в Петербурге и в имении Приютино. Искусство постоянно занимало и друзей Пушкина: Дельвиг привлек лучших тогдашних граверов: Здесь был постоянный художественный отдел, которым ведал художник и литератор, бывший лицеист Вас. Дельвиг знал многих художников и скульпторов и помогал.

В году Дельвиг заказал Кипренскому портрет поэта. Художник встретился с ним в своей мастерской в доме Шереметева на Фонтанке.